ФЭНДОМ


(Новая страница: «'''Марк из дома Кайзбреггеров''' (наст. '''Маркус Храмовник из Карста'''; 29 октября 1284, [[Кар...»)
 
(оформление, аватар)
 
Строка 1: Строка 1:
  +
[[Файл:Mark_Kaizbregger.jpg|thumb|Аватар Марка]]
 
'''Марк из дома Кайзбреггеров''' (наст. '''Маркус Храмовник из Карста'''; [[29 октября]] [[1284]], [[Карст]], [[Нейтральные земли]]) — восприемник короля Арадона Сигизмунда Кайзбреггера.
 
'''Марк из дома Кайзбреггеров''' (наст. '''Маркус Храмовник из Карста'''; [[29 октября]] [[1284]], [[Карст]], [[Нейтральные земли]]) — восприемник короля Арадона Сигизмунда Кайзбреггера.
   
== Характер ==
+
== Характер ==
привычки:
+
; привычки:
 
Утром и вечером молиться духу-покровителю своего дома. Утром же привык выпивать кружку воды натощак - вполне может прожить на этом целый день.
 
Утром и вечером молиться духу-покровителю своего дома. Утром же привык выпивать кружку воды натощак - вполне может прожить на этом целый день.
фобии:
+
; фобии:
 
Страшно боится увидеть разрушенным свой дом, в котором он родился и вырос. Боится высоты и огня, который может обжечь. Выворачивает от вида расчлененных и изувеченных тел.
 
Страшно боится увидеть разрушенным свой дом, в котором он родился и вырос. Боится высоты и огня, который может обжечь. Выворачивает от вида расчлененных и изувеченных тел.
амбиции, жизненные цели:
+
; амбиции, жизненные цели:
 
До битвы у переправ Фелис стремился прославиться в рядах язычников, как отпетый головорез, однако колесо Фортуны заставило его переосмыслить свои приоритеты: в его мечтах теперь стать ярлом в своих землях за счет близости к арадонский элите, вернуться домой с красавицей женой, слугами и несметными богатствами.
 
До битвы у переправ Фелис стремился прославиться в рядах язычников, как отпетый головорез, однако колесо Фортуны заставило его переосмыслить свои приоритеты: в его мечтах теперь стать ярлом в своих землях за счет близости к арадонский элите, вернуться домой с красавицей женой, слугами и несметными богатствами.
общее описание:
+
; общее описание:
 
Довольно скромный и трусоватый паренек, что идет в конфликт с его амбциями. В этом конфликте то одна, то другая сторона характера берет верх, отчего знакомые с Маркусом люди считают его взбалмошным и непоследовательным. Ценит в людях чувство юмора и сострадания, хоть и вырос он в "суровых лесных дебрях", воспитывали его не закаленные в боях таны, а торговцы, служители языческого бога, да толпа деревенских бабок, под надзором которых было трудно даже колени содрать или получить синяк. Зато торговцы, коим отчасти был и его отец, научили его хитрости и юркости в сложных делах, красноречию и нехитрым махинациям с чужими кошельками.
 
Довольно скромный и трусоватый паренек, что идет в конфликт с его амбциями. В этом конфликте то одна, то другая сторона характера берет верх, отчего знакомые с Маркусом люди считают его взбалмошным и непоследовательным. Ценит в людях чувство юмора и сострадания, хоть и вырос он в "суровых лесных дебрях", воспитывали его не закаленные в боях таны, а торговцы, служители языческого бога, да толпа деревенских бабок, под надзором которых было трудно даже колени содрать или получить синяк. Зато торговцы, коим отчасти был и его отец, научили его хитрости и юркости в сложных делах, красноречию и нехитрым махинациям с чужими кошельками.
== Внешность ==
+
== Внешность ==
цвет волос:
+
; цвет волос:
 
Темные, почти черные.
 
Темные, почти черные.
цвет глаз:
+
; цвет глаз:
 
Карие.
 
Карие.
цвет кожи:
+
; цвет кожи:
 
Бледный
 
Бледный
телосложение:
+
; телосложение:
 
Поджарое
 
Поджарое
рост,вес:
+
; рост,вес:
 
178 см, 65 кг.
 
178 см, 65 кг.
общее описание и предпочтения в одежде:
+
; общее описание и предпочтения в одежде:
 
Довольно высокий по меркам времени юноша с длинными темными волосами, которые он закладывает за уши. С лица напоминает забавного, но грустного зверька, наверное, благодаря своим глубоким черным глазам и тяжелой надбровной дуге. Лицо живое, говорящее собеседнику больше, чем сам хозяин. Нос маленький, кругленький и чуть вздернутый. Верхняя губа тонким мостиком вздымается над нижней, открывая два больших белых верхних зуба. Улыбка его настолько заразительна, что ее можно смело причислить к оружию, которое разит всех, а особенно слабый пол.
 
Довольно высокий по меркам времени юноша с длинными темными волосами, которые он закладывает за уши. С лица напоминает забавного, но грустного зверька, наверное, благодаря своим глубоким черным глазам и тяжелой надбровной дуге. Лицо живое, говорящее собеседнику больше, чем сам хозяин. Нос маленький, кругленький и чуть вздернутый. Верхняя губа тонким мостиком вздымается над нижней, открывая два больших белых верхних зуба. Улыбка его настолько заразительна, что ее можно смело причислить к оружию, которое разит всех, а особенно слабый пол.
  +
 
Пальцы тонкие и длинные, скорее писаря, чем воина. Волос на теле мало, само тело его не бугрится мышцами, а ребра светятся под бледной кожей...зато для женщин имеется приличный набор, который оставит удовлетворенным самый взыскательный вкус.
 
Пальцы тонкие и длинные, скорее писаря, чем воина. Волос на теле мало, само тело его не бугрится мышцами, а ребра светятся под бледной кожей...зато для женщин имеется приличный набор, который оставит удовлетворенным самый взыскательный вкус.
  +
 
В одежде предпочитает практичную кожаную одежду и украшения подороже, тут подойдёт все: и перстни, и цепочки, и даже серьги - такой своеобразный "кошелек" навыворот.
 
В одежде предпочитает практичную кожаную одежду и украшения подороже, тут подойдёт все: и перстни, и цепочки, и даже серьги - такой своеобразный "кошелек" навыворот.
 
== Биография ==
 
== Биография ==
место проживания: Хофбург
+
; место проживания: Хофбург
родители и родственные связи: Отец - Ферднер из Карста, мать - Алина фон Бретхоф, есть младшая сестра
+
; родители и родственные связи: Отец - Ферднер из Карста, мать - Алина фон Бретхоф, есть младшая сестра
биография:
+
; биография:
 
История его семьи началась с того, что юному Ферднеру из Карста один пограничный банор задолжал крупную сумму, естественно он полагал, что высокие стены его замка уберегут его от возврата средств какому-то дикарю-оборванцу. Так было до тех пор, пока одним дождливым утром прямо из хозяйских покоев похитили его старшую дочь Алину, как гласила записа, оставленная мерзавцем в ее комнате, в качестве залога. С другой стороны похититель и не подозревал, что его жертва влюбится в него и будет благодарна за спасение, а через 4 года у них родится мальчик. Тут-то начинается история Маркуса.
 
История его семьи началась с того, что юному Ферднеру из Карста один пограничный банор задолжал крупную сумму, естественно он полагал, что высокие стены его замка уберегут его от возврата средств какому-то дикарю-оборванцу. Так было до тех пор, пока одним дождливым утром прямо из хозяйских покоев похитили его старшую дочь Алину, как гласила записа, оставленная мерзавцем в ее комнате, в качестве залога. С другой стороны похититель и не подозревал, что его жертва влюбится в него и будет благодарна за спасение, а через 4 года у них родится мальчик. Тут-то начинается история Маркуса.
  +
 
Отец подошел к воспитанию ребенка со всей тщательностью, которая была присуща деловым людям: переехал ближе к морю, где климат и люди были мягче, договорился с местными священнослужителями, от том, что его дитя за немалую плату научат писать и читать, обучат счету, логике, географии и азам истории - всему тому, чем богаты умы уединенных в своих кельях монахов. Сам отец бывал дома редко и любил баловать Маркуса разными побрякушками, за что ссыскал любовь куда большую, чем мать, у которой приходилось трудиться в поле, убирать по дому, чинить крышу да чистить овощи к столу.
 
Отец подошел к воспитанию ребенка со всей тщательностью, которая была присуща деловым людям: переехал ближе к морю, где климат и люди были мягче, договорился с местными священнослужителями, от том, что его дитя за немалую плату научат писать и читать, обучат счету, логике, географии и азам истории - всему тому, чем богаты умы уединенных в своих кельях монахов. Сам отец бывал дома редко и любил баловать Маркуса разными побрякушками, за что ссыскал любовь куда большую, чем мать, у которой приходилось трудиться в поле, убирать по дому, чинить крышу да чистить овощи к столу.
  +
 
Собственно ничего примечательно в жизни Маркуса не происходило, пока...
 
Собственно ничего примечательно в жизни Маркуса не происходило, пока...
 
Люди, прибывшие на кораблях, требовали от старейшин выставить им войнов и передать припасы. Ведомые заморским государем, местные лорды собирали свои армады, для того, чтобы наконец взять реванш над ненавистным Арадоном, который не одну сотню лет вырезал и выжигал их земли ради наживы. Целью их был богатый портовый город королевства - так ему рассказал отец, который всегда знал больше, чем должен был. Отец же запретил ему не только разговаривать с пришельцами, но и выходить за пределы деревушки. Парень скучал, все его друзья или уже одели кольчуги и взошли на драккаров, или развлекались в лагере у моря. Женщин заперли по домам, на улице кроме него были только старики, шепчущие о былом и предрекая будущее этой земли - старейшины отказались дать войнам кров, но выделили, сколько смогли, припасов.
 
Люди, прибывшие на кораблях, требовали от старейшин выставить им войнов и передать припасы. Ведомые заморским государем, местные лорды собирали свои армады, для того, чтобы наконец взять реванш над ненавистным Арадоном, который не одну сотню лет вырезал и выжигал их земли ради наживы. Целью их был богатый портовый город королевства - так ему рассказал отец, который всегда знал больше, чем должен был. Отец же запретил ему не только разговаривать с пришельцами, но и выходить за пределы деревушки. Парень скучал, все его друзья или уже одели кольчуги и взошли на драккаров, или развлекались в лагере у моря. Женщин заперли по домам, на улице кроме него были только старики, шепчущие о былом и предрекая будущее этой земли - старейшины отказались дать войнам кров, но выделили, сколько смогли, припасов.
  +
 
День клонился к закату, яркое солнце уже скрылось за верхушками окружавших деревеньку высоких сосен. Маркус с поджатыми губами сосредоточенно вырезал из мягкой деревяшки куколку для сестры. Вдали залаяла собака, другая поддержала ее и промчалась по улице мимо парня. Оторвавшись от своей работы он глянул в сторону убегающего пса: по песчаной дороге шла группа людей в темных одеждах. Маркус поднялся, оставив ножик и куклу на пне, на котором сидел и осторожно пошел в их сторону. Люди вскоре свернули к дому старейшины, там, на скамейке, сидели местные уважаемые люди, чьи белесые бороды были по старой моде заплетены в косу, а черепа выбриты.
 
День клонился к закату, яркое солнце уже скрылось за верхушками окружавших деревеньку высоких сосен. Маркус с поджатыми губами сосредоточенно вырезал из мягкой деревяшки куколку для сестры. Вдали залаяла собака, другая поддержала ее и промчалась по улице мимо парня. Оторвавшись от своей работы он глянул в сторону убегающего пса: по песчаной дороге шла группа людей в темных одеждах. Маркус поднялся, оставив ножик и куклу на пне, на котором сидел и осторожно пошел в их сторону. Люди вскоре свернули к дому старейшины, там, на скамейке, сидели местные уважаемые люди, чьи белесые бороды были по старой моде заплетены в косу, а черепа выбриты.
Голоса людей стали почти различимы, ближе он подходить опасался. Ветер доносил недовольный и надменный тон пришельцев, их возгласы и требования: людей, вина и очага - и тихое ворчание старцев. Маркусу мало что было слышно, шея его вытянулась вперед, рот едва приоткрыт, глаза прищурены - будто бы это может помочь. Незнакомец плюнул под ноги, махнул рукой и уже было собирался уходить, но его спутник потянул за плече назад и указал ему на босого мальчишку в длинной льняной рубахе, стоящего неподвижно на дороге. Маркус испуганно застыл, бежать ему было стыдно, сделать шаг на встречу - страшно. Эти люди в мгновение ока оказались перед ним, от обоих воняло рыбой и вином, волосы их были в калтунах, каждый имел по несколько небольших косичек.
+
  +
Голоса людей стали почти различимы, ближе он подходить опасался. Ветер доносил недовольный и надменный тон пришельцев, их возгласы и требования: людей, вина и очага - и тихое ворчание старцев. Маркусу мало что было слышно, шея его вытянулась вперед, рот едва приоткрыт, глаза прищурены - будто бы это может помочь. Незнакомец плюнул под ноги, махнул рукой и уже было собирался уходить, но его спутник потянул за плече назад и указал ему на босого мальчишку в длинной льняной рубахе, стоящего неподвижно на дороге. Маркус испуганно застыл, бежать ему было стыдно, сделать шаг на встречу - страшно. Эти люди в мгновение ока оказались перед ним, от обоих воняло рыбой и вином, волосы их были в калтунах, каждый имел по несколько небольших косичек.
  +
 
- Ну что парень? Доброволец будешь? - Маркус молчал- отец не велел.
 
- Ну что парень? Доброволец будешь? - Маркус молчал- отец не велел.
  +
 
- Представляешь сколько ты славы сорвешь в этой битве - мужчина с разрубленным носом и выбитым зубом по дружески обнял его за плечо, одновременно потянув вперед за собой. - Ну так что?
 
- Представляешь сколько ты славы сорвешь в этой битве - мужчина с разрубленным носом и выбитым зубом по дружески обнял его за плечо, одновременно потянув вперед за собой. - Ну так что?
  +
 
- Да он немой небось!
 
- Да он немой небось!
  +
 
-Такие нам тоже пригодятся - меньше вопросов задают, - вот они прошли мимо дома старейшин - скамейка была пуста. - У тебя будет свой шлем и меч, а скольким королевским ублюдкам ты сможешь выпустить кишки! О, поверь тебе понравится...Их женщины - твои женщины.
 
-Такие нам тоже пригодятся - меньше вопросов задают, - вот они прошли мимо дома старейшин - скамейка была пуста. - У тебя будет свой шлем и меч, а скольким королевским ублюдкам ты сможешь выпустить кишки! О, поверь тебе понравится...Их женщины - твои женщины.
  +
 
Маркус сглотнул и поднял взгляд на старшего война.
 
Маркус сглотнул и поднял взгляд на старшего война.
  +
 
- Я давно не видел у южан этого холодного сияния в глазах - тихо прошептал про себя тот.
 
- Я давно не видел у южан этого холодного сияния в глазах - тихо прошептал про себя тот.
   
 
----
 
----
 
Кобыла действительно издохла быстро, не успев отойти от реки дальше сотни метром. Ее тело, утыканное черными вражескими стрелами, глубоко ушло в илистую почву. Парню потребовалось некоторое время, чтобы освободиться из стремени и выползти из этого болота. Сердца он не чувствовал, казалось из него ушла вся кровь, его страшно знобило. На корточках, перемазанный в грязи, он добежал до маленького урочища на холме. Привалившись спиной к такой родной, как казалось в этих краях, сосне, он отдышался и осушил флягу с вином. Слезы полились по щекам, оставляя на грязном лице светлые полосы. Он отдал бы все, чтобы вернуться домой, а не ждать пока в спину вопьется стрела...Нет, он спасется, обязательно спасется, что вновь смешить и щекотать Альву, помогать матери на поле и играть в карты с друзьями отца по субботам, а затем в воскресенье уходить на весь день в святилище, к храмовникам, где он обучался письму и чтению, что по мнению отца, поможет ему выбраться в люди. Выбрался, прославился - ну и балбес.
 
Кобыла действительно издохла быстро, не успев отойти от реки дальше сотни метром. Ее тело, утыканное черными вражескими стрелами, глубоко ушло в илистую почву. Парню потребовалось некоторое время, чтобы освободиться из стремени и выползти из этого болота. Сердца он не чувствовал, казалось из него ушла вся кровь, его страшно знобило. На корточках, перемазанный в грязи, он добежал до маленького урочища на холме. Привалившись спиной к такой родной, как казалось в этих краях, сосне, он отдышался и осушил флягу с вином. Слезы полились по щекам, оставляя на грязном лице светлые полосы. Он отдал бы все, чтобы вернуться домой, а не ждать пока в спину вопьется стрела...Нет, он спасется, обязательно спасется, что вновь смешить и щекотать Альву, помогать матери на поле и играть в карты с друзьями отца по субботам, а затем в воскресенье уходить на весь день в святилище, к храмовникам, где он обучался письму и чтению, что по мнению отца, поможет ему выбраться в люди. Выбрался, прославился - ну и балбес.
  +
 
Маркус выглянул из-за ствола - у подножья холма вилась узкая грунтовая дорожка, которая вела в деревушку с погоревшей мельницей. Нет, туда бежать он не мог - на нем одежды варваров, нужно поскорее избавиться от них. Он достал свой кинжал и срезал застежки, скинул камзол, стянул бесполезную кольчугу. Снял и все остальное, оставшись только в рубахе и подштанниках. Потянув потекшим носом, молодой храмовник скатился вниз, к дороге, моля всех известных богов, в том числе и арадонского, что-то бы его не заметили стрелки. Босыми ногами он наступал на шишки, сухие ветки и иголки, пока наконец не выбежал на тропу.
 
Маркус выглянул из-за ствола - у подножья холма вилась узкая грунтовая дорожка, которая вела в деревушку с погоревшей мельницей. Нет, туда бежать он не мог - на нем одежды варваров, нужно поскорее избавиться от них. Он достал свой кинжал и срезал застежки, скинул камзол, стянул бесполезную кольчугу. Снял и все остальное, оставшись только в рубахе и подштанниках. Потянув потекшим носом, молодой храмовник скатился вниз, к дороге, моля всех известных богов, в том числе и арадонского, что-то бы его не заметили стрелки. Босыми ногами он наступал на шишки, сухие ветки и иголки, пока наконец не выбежал на тропу.
   
Строка 51: Строка 63:
 
----
 
----
 
После чудовищного толчка, когда сама земля возмутилась кровопролитию, битва и вправду стихла. Маркус понемногу успокоился, пока не послышался рокот приближающего войска. Трубит рожок, но не горн, следовательно победу одержал Арадон. О Боги! как рад он приближающемуся врагу!
 
После чудовищного толчка, когда сама земля возмутилась кровопролитию, битва и вправду стихла. Маркус понемногу успокоился, пока не послышался рокот приближающего войска. Трубит рожок, но не горн, следовательно победу одержал Арадон. О Боги! как рад он приближающемуся врагу!
  +
 
- Его Величество король Арадонский! - прокричал герольд уже на улице. Сарай, до этого казавшийся пустым, в мгновение ока ожил, люди начали выбираться из своих укрытий, выходя на улицу приветствовать государя. Выглядели они не многим лучше самого Маркуса: такие же грязны руки и лица, льняные одежды, босые ноги. Парень последовал за ними, его ничто не выдавало. Лошадь герольда проехала мимо сарая, вглубь деревни, за ней, на приличном расстоянии держалось несколько рыцарей в одинаковых черно-белых одеяниях. За их спинами, отливая золотом брони, восседал на белоснежной кобыле тот, в чей адрес он слышал проклятья последние недели. Толпа охнула и припала к земле, стоять остался только Маркус, лошадь правителя почти поравнялось с ним, когда встала.
 
- Его Величество король Арадонский! - прокричал герольд уже на улице. Сарай, до этого казавшийся пустым, в мгновение ока ожил, люди начали выбираться из своих укрытий, выходя на улицу приветствовать государя. Выглядели они не многим лучше самого Маркуса: такие же грязны руки и лица, льняные одежды, босые ноги. Парень последовал за ними, его ничто не выдавало. Лошадь герольда проехала мимо сарая, вглубь деревни, за ней, на приличном расстоянии держалось несколько рыцарей в одинаковых черно-белых одеяниях. За их спинами, отливая золотом брони, восседал на белоснежной кобыле тот, в чей адрес он слышал проклятья последние недели. Толпа охнула и припала к земле, стоять остался только Маркус, лошадь правителя почти поравнялось с ним, когда встала.
  +
 
- Ваше Величество, должно быть сын кузнеца, которому выжгли глаза его же инструментом. Совсем мальчишка, не больше 12 лет, совсем сирота. - услужил грузный мужчина со свинячьими глазками в свите короля.
 
- Ваше Величество, должно быть сын кузнеца, которому выжгли глаза его же инструментом. Совсем мальчишка, не больше 12 лет, совсем сирота. - услужил грузный мужчина со свинячьими глазками в свите короля.
  +
 
- Я вижу, - безучастно отозвался Сигизмунд. Только сейчас у Маркуса подкосились ноги, спина скрючилась, он действительно казался значительно младше, зареванный и неподпоясанный. Королевская кобыла царственно сделала несколько шажков - владыка драгоценной горой навис над ним. Рука в латной печатке подхватила его подбородок и легким движением подняла лицо вверх, взгляды столкнулись, оба увидели не то, чего ожидали.
 
- Я вижу, - безучастно отозвался Сигизмунд. Только сейчас у Маркуса подкосились ноги, спина скрючилась, он действительно казался значительно младше, зареванный и неподпоясанный. Королевская кобыла царственно сделала несколько шажков - владыка драгоценной горой навис над ним. Рука в латной печатке подхватила его подбородок и легким движением подняла лицо вверх, взгляды столкнулись, оба увидели не то, чего ожидали.
  +
 
- У него волевой взгляд. - ответил король своему спутнику. - Скажи, ты правда сирота?
 
- У него волевой взгляд. - ответил король своему спутнику. - Скажи, ты правда сирота?
  +
 
Не было слов, не было сил, он просто молча стоял, ощетинившийся перед "извечным врагом"...нет, его не пугал его позолоченный клинок, вся его рать и власть, только та беспредельная тоска, скрытая за латным блеском - о таком ему доводилось читать в святилище, когда из людей доставали душу, обрекая на вечное существование, лишенное смысла.
 
Не было слов, не было сил, он просто молча стоял, ощетинившийся перед "извечным врагом"...нет, его не пугал его позолоченный клинок, вся его рать и власть, только та беспредельная тоска, скрытая за латным блеском - о таком ему доводилось читать в святилище, когда из людей доставали душу, обрекая на вечное существование, лишенное смысла.
  +
 
- Я мог бы посчитать это за дерзость, но ты счастливейший из живущих - я нарекаю тебя своим сыном пред всем этим народом, и пусть Бог будет мне судьей, если я отступлю от данного здесь слова.
 
- Я мог бы посчитать это за дерзость, но ты счастливейший из живущих - я нарекаю тебя своим сыном пред всем этим народом, и пусть Бог будет мне судьей, если я отступлю от данного здесь слова.
  +
 
- Ваше Величество, я рад, что Вы прислушались к моему мнению, - из свиты выехал темнокудрий рыцарь, который подхватил паренька подмышки и рывком затащил на лошадь.
 
- Ваше Величество, я рад, что Вы прислушались к моему мнению, - из свиты выехал темнокудрий рыцарь, который подхватил паренька подмышки и рывком затащил на лошадь.
   
 
----
 
----
 
В Хофбурге он чувствовал себя чужим, только со слугами он говорил как с равными, а она любили его. Вечерами они раскладывали карты в сторожке, в выходные дни он, после утренней молитвы, уходил с ними тайком на городской рынок, где ему приглянулась дочка мясника. Девушка заметила его, но всячески увиливала от встречи с ним, хотя бы глаза в глаза. Наверное она знала кто он и была мудрее мальчишки - за такие связи ей и отцу могло влететь с самых верхов. Маркусу, точнее уже Марку, все чаще хотелось взять побольше денег и бежать домой, к настоящей семье. Новоиспеченный отец не отличался внимание и любовью, а может быть просто разочарован тем, что когда Марка отмыли и накормили, то встал вопрос "а был ли мальчик?". Его, конечно, представили сестре, но ее красоты он страшно боялся и никогда больше с ней незаговаривал. Золотая клетка оказалась куда меньше, чем он предполагал.
 
В Хофбурге он чувствовал себя чужим, только со слугами он говорил как с равными, а она любили его. Вечерами они раскладывали карты в сторожке, в выходные дни он, после утренней молитвы, уходил с ними тайком на городской рынок, где ему приглянулась дочка мясника. Девушка заметила его, но всячески увиливала от встречи с ним, хотя бы глаза в глаза. Наверное она знала кто он и была мудрее мальчишки - за такие связи ей и отцу могло влететь с самых верхов. Маркусу, точнее уже Марку, все чаще хотелось взять побольше денег и бежать домой, к настоящей семье. Новоиспеченный отец не отличался внимание и любовью, а может быть просто разочарован тем, что когда Марка отмыли и накормили, то встал вопрос "а был ли мальчик?". Его, конечно, представили сестре, но ее красоты он страшно боялся и никогда больше с ней незаговаривал. Золотая клетка оказалась куда меньше, чем он предполагал.
  +
 
== Обмундирование, оружие, артефакты ==
 
== Обмундирование, оружие, артефакты ==
 
Кожаный камзол, штаны из темной мягкой лоскутной кожи и кожаные же сапоги и перчатки. На груди золотой медальон в виде орла - подарок короля. Из головных уборов более всего предпочитает охотничью шляпу с фазаньим пером. Стальной кинжал - единственное оружие, которые всегда с Маркусом.
 
Кожаный камзол, штаны из темной мягкой лоскутной кожи и кожаные же сапоги и перчатки. На груди золотой медальон в виде орла - подарок короля. Из головных уборов более всего предпочитает охотничью шляпу с фазаньим пером. Стальной кинжал - единственное оружие, которые всегда с Маркусом.
 
== Способности ==
 
== Способности ==
боевые навыки:
+
; боевые навыки:
 
Владеет луком и арбалетом, неплохо управляется с легкими клинками.
 
Владеет луком и арбалетом, неплохо управляется с легкими клинками.
таланты:
+
; таланты:
 
Умеет читать и писать, играет на лютне и флейте. Способен уговорить на что угодно даже незнакомца, а если дело пойдет не так, то и пустить слезу в нужный момент. Обучен верховой езде.
 
Умеет читать и писать, играет на лютне и флейте. Способен уговорить на что угодно даже незнакомца, а если дело пойдет не так, то и пустить слезу в нужный момент. Обучен верховой езде.
 
 
[[Категория:Кайзбреггеры]]
 
[[Категория:Кайзбреггеры]]

Текущая версия на 17:41, апреля 2, 2012

Mark Kaizbregger

Аватар Марка

Марк из дома Кайзбреггеров (наст. Маркус Храмовник из Карста; 29 октября 1284, Карст, Нейтральные земли) — восприемник короля Арадона Сигизмунда Кайзбреггера.

Характер Править

привычки

Утром и вечером молиться духу-покровителю своего дома. Утром же привык выпивать кружку воды натощак - вполне может прожить на этом целый день.

фобии

Страшно боится увидеть разрушенным свой дом, в котором он родился и вырос. Боится высоты и огня, который может обжечь. Выворачивает от вида расчлененных и изувеченных тел.

амбиции, жизненные цели

До битвы у переправ Фелис стремился прославиться в рядах язычников, как отпетый головорез, однако колесо Фортуны заставило его переосмыслить свои приоритеты: в его мечтах теперь стать ярлом в своих землях за счет близости к арадонский элите, вернуться домой с красавицей женой, слугами и несметными богатствами.

общее описание

Довольно скромный и трусоватый паренек, что идет в конфликт с его амбциями. В этом конфликте то одна, то другая сторона характера берет верх, отчего знакомые с Маркусом люди считают его взбалмошным и непоследовательным. Ценит в людях чувство юмора и сострадания, хоть и вырос он в "суровых лесных дебрях", воспитывали его не закаленные в боях таны, а торговцы, служители языческого бога, да толпа деревенских бабок, под надзором которых было трудно даже колени содрать или получить синяк. Зато торговцы, коим отчасти был и его отец, научили его хитрости и юркости в сложных делах, красноречию и нехитрым махинациям с чужими кошельками.

Внешность Править

цвет волос

Темные, почти черные.

цвет глаз

Карие.

цвет кожи

Бледный

телосложение

Поджарое

рост,вес

178 см, 65 кг.

общее описание и предпочтения в одежде

Довольно высокий по меркам времени юноша с длинными темными волосами, которые он закладывает за уши. С лица напоминает забавного, но грустного зверька, наверное, благодаря своим глубоким черным глазам и тяжелой надбровной дуге. Лицо живое, говорящее собеседнику больше, чем сам хозяин. Нос маленький, кругленький и чуть вздернутый. Верхняя губа тонким мостиком вздымается над нижней, открывая два больших белых верхних зуба. Улыбка его настолько заразительна, что ее можно смело причислить к оружию, которое разит всех, а особенно слабый пол.

Пальцы тонкие и длинные, скорее писаря, чем воина. Волос на теле мало, само тело его не бугрится мышцами, а ребра светятся под бледной кожей...зато для женщин имеется приличный набор, который оставит удовлетворенным самый взыскательный вкус.

В одежде предпочитает практичную кожаную одежду и украшения подороже, тут подойдёт все: и перстни, и цепочки, и даже серьги - такой своеобразный "кошелек" навыворот.

Биография Править

место проживания
Хофбург
родители и родственные связи
Отец - Ферднер из Карста, мать - Алина фон Бретхоф, есть младшая сестра
биография

История его семьи началась с того, что юному Ферднеру из Карста один пограничный банор задолжал крупную сумму, естественно он полагал, что высокие стены его замка уберегут его от возврата средств какому-то дикарю-оборванцу. Так было до тех пор, пока одним дождливым утром прямо из хозяйских покоев похитили его старшую дочь Алину, как гласила записа, оставленная мерзавцем в ее комнате, в качестве залога. С другой стороны похититель и не подозревал, что его жертва влюбится в него и будет благодарна за спасение, а через 4 года у них родится мальчик. Тут-то начинается история Маркуса.

Отец подошел к воспитанию ребенка со всей тщательностью, которая была присуща деловым людям: переехал ближе к морю, где климат и люди были мягче, договорился с местными священнослужителями, от том, что его дитя за немалую плату научат писать и читать, обучат счету, логике, географии и азам истории - всему тому, чем богаты умы уединенных в своих кельях монахов. Сам отец бывал дома редко и любил баловать Маркуса разными побрякушками, за что ссыскал любовь куда большую, чем мать, у которой приходилось трудиться в поле, убирать по дому, чинить крышу да чистить овощи к столу.

Собственно ничего примечательно в жизни Маркуса не происходило, пока... Люди, прибывшие на кораблях, требовали от старейшин выставить им войнов и передать припасы. Ведомые заморским государем, местные лорды собирали свои армады, для того, чтобы наконец взять реванш над ненавистным Арадоном, который не одну сотню лет вырезал и выжигал их земли ради наживы. Целью их был богатый портовый город королевства - так ему рассказал отец, который всегда знал больше, чем должен был. Отец же запретил ему не только разговаривать с пришельцами, но и выходить за пределы деревушки. Парень скучал, все его друзья или уже одели кольчуги и взошли на драккаров, или развлекались в лагере у моря. Женщин заперли по домам, на улице кроме него были только старики, шепчущие о былом и предрекая будущее этой земли - старейшины отказались дать войнам кров, но выделили, сколько смогли, припасов.

День клонился к закату, яркое солнце уже скрылось за верхушками окружавших деревеньку высоких сосен. Маркус с поджатыми губами сосредоточенно вырезал из мягкой деревяшки куколку для сестры. Вдали залаяла собака, другая поддержала ее и промчалась по улице мимо парня. Оторвавшись от своей работы он глянул в сторону убегающего пса: по песчаной дороге шла группа людей в темных одеждах. Маркус поднялся, оставив ножик и куклу на пне, на котором сидел и осторожно пошел в их сторону. Люди вскоре свернули к дому старейшины, там, на скамейке, сидели местные уважаемые люди, чьи белесые бороды были по старой моде заплетены в косу, а черепа выбриты.

Голоса людей стали почти различимы, ближе он подходить опасался. Ветер доносил недовольный и надменный тон пришельцев, их возгласы и требования: людей, вина и очага - и тихое ворчание старцев. Маркусу мало что было слышно, шея его вытянулась вперед, рот едва приоткрыт, глаза прищурены - будто бы это может помочь. Незнакомец плюнул под ноги, махнул рукой и уже было собирался уходить, но его спутник потянул за плече назад и указал ему на босого мальчишку в длинной льняной рубахе, стоящего неподвижно на дороге. Маркус испуганно застыл, бежать ему было стыдно, сделать шаг на встречу - страшно. Эти люди в мгновение ока оказались перед ним, от обоих воняло рыбой и вином, волосы их были в калтунах, каждый имел по несколько небольших косичек.

- Ну что парень? Доброволец будешь? - Маркус молчал- отец не велел.

- Представляешь сколько ты славы сорвешь в этой битве - мужчина с разрубленным носом и выбитым зубом по дружески обнял его за плечо, одновременно потянув вперед за собой. - Ну так что?

- Да он немой небось!

-Такие нам тоже пригодятся - меньше вопросов задают, - вот они прошли мимо дома старейшин - скамейка была пуста. - У тебя будет свой шлем и меч, а скольким королевским ублюдкам ты сможешь выпустить кишки! О, поверь тебе понравится...Их женщины - твои женщины.

Маркус сглотнул и поднял взгляд на старшего война.

- Я давно не видел у южан этого холодного сияния в глазах - тихо прошептал про себя тот.


Кобыла действительно издохла быстро, не успев отойти от реки дальше сотни метром. Ее тело, утыканное черными вражескими стрелами, глубоко ушло в илистую почву. Парню потребовалось некоторое время, чтобы освободиться из стремени и выползти из этого болота. Сердца он не чувствовал, казалось из него ушла вся кровь, его страшно знобило. На корточках, перемазанный в грязи, он добежал до маленького урочища на холме. Привалившись спиной к такой родной, как казалось в этих краях, сосне, он отдышался и осушил флягу с вином. Слезы полились по щекам, оставляя на грязном лице светлые полосы. Он отдал бы все, чтобы вернуться домой, а не ждать пока в спину вопьется стрела...Нет, он спасется, обязательно спасется, что вновь смешить и щекотать Альву, помогать матери на поле и играть в карты с друзьями отца по субботам, а затем в воскресенье уходить на весь день в святилище, к храмовникам, где он обучался письму и чтению, что по мнению отца, поможет ему выбраться в люди. Выбрался, прославился - ну и балбес.

Маркус выглянул из-за ствола - у подножья холма вилась узкая грунтовая дорожка, которая вела в деревушку с погоревшей мельницей. Нет, туда бежать он не мог - на нем одежды варваров, нужно поскорее избавиться от них. Он достал свой кинжал и срезал застежки, скинул камзол, стянул бесполезную кольчугу. Снял и все остальное, оставшись только в рубахе и подштанниках. Потянув потекшим носом, молодой храмовник скатился вниз, к дороге, моля всех известных богов, в том числе и арадонского, что-то бы его не заметили стрелки. Босыми ногами он наступал на шишки, сухие ветки и иголки, пока наконец не выбежал на тропу.


В сарае он спрятался за стойлом коровы, которая возмущенно замычала, увидав его впервые, но благодушно разделила с ним безопасное место. Под самой крышей прятался кто-то еще, но и Маркус и человек были так напуганы, что считали за лучшее притвориться, что не замечают друг друга. Звук битвы доносился даже сквозь толстенные бревна и тюки соломы. Только сейчас он подумал о том, что если его былые соратники одержат верх, то непременно ворвутся сюда и тогда точно спустят с него кожу, а в горло засыплют горящих углей - так они поступили с другой деревушкой, прямо за стенами Порта Арадона, а он был вынужден держать бедолагу, хотя у самого в глазах помутнело от страха, отвращения и нечеловеческого стона рыжеволосого мальчишки. А потом их послали отвлечь врага, послали только мальчишек, тех, кого было не жалко терять.


После чудовищного толчка, когда сама земля возмутилась кровопролитию, битва и вправду стихла. Маркус понемногу успокоился, пока не послышался рокот приближающего войска. Трубит рожок, но не горн, следовательно победу одержал Арадон. О Боги! как рад он приближающемуся врагу!

- Его Величество король Арадонский! - прокричал герольд уже на улице. Сарай, до этого казавшийся пустым, в мгновение ока ожил, люди начали выбираться из своих укрытий, выходя на улицу приветствовать государя. Выглядели они не многим лучше самого Маркуса: такие же грязны руки и лица, льняные одежды, босые ноги. Парень последовал за ними, его ничто не выдавало. Лошадь герольда проехала мимо сарая, вглубь деревни, за ней, на приличном расстоянии держалось несколько рыцарей в одинаковых черно-белых одеяниях. За их спинами, отливая золотом брони, восседал на белоснежной кобыле тот, в чей адрес он слышал проклятья последние недели. Толпа охнула и припала к земле, стоять остался только Маркус, лошадь правителя почти поравнялось с ним, когда встала.

- Ваше Величество, должно быть сын кузнеца, которому выжгли глаза его же инструментом. Совсем мальчишка, не больше 12 лет, совсем сирота. - услужил грузный мужчина со свинячьими глазками в свите короля.

- Я вижу, - безучастно отозвался Сигизмунд. Только сейчас у Маркуса подкосились ноги, спина скрючилась, он действительно казался значительно младше, зареванный и неподпоясанный. Королевская кобыла царственно сделала несколько шажков - владыка драгоценной горой навис над ним. Рука в латной печатке подхватила его подбородок и легким движением подняла лицо вверх, взгляды столкнулись, оба увидели не то, чего ожидали.

- У него волевой взгляд. - ответил король своему спутнику. - Скажи, ты правда сирота?

Не было слов, не было сил, он просто молча стоял, ощетинившийся перед "извечным врагом"...нет, его не пугал его позолоченный клинок, вся его рать и власть, только та беспредельная тоска, скрытая за латным блеском - о таком ему доводилось читать в святилище, когда из людей доставали душу, обрекая на вечное существование, лишенное смысла.

- Я мог бы посчитать это за дерзость, но ты счастливейший из живущих - я нарекаю тебя своим сыном пред всем этим народом, и пусть Бог будет мне судьей, если я отступлю от данного здесь слова.

- Ваше Величество, я рад, что Вы прислушались к моему мнению, - из свиты выехал темнокудрий рыцарь, который подхватил паренька подмышки и рывком затащил на лошадь.


В Хофбурге он чувствовал себя чужим, только со слугами он говорил как с равными, а она любили его. Вечерами они раскладывали карты в сторожке, в выходные дни он, после утренней молитвы, уходил с ними тайком на городской рынок, где ему приглянулась дочка мясника. Девушка заметила его, но всячески увиливала от встречи с ним, хотя бы глаза в глаза. Наверное она знала кто он и была мудрее мальчишки - за такие связи ей и отцу могло влететь с самых верхов. Маркусу, точнее уже Марку, все чаще хотелось взять побольше денег и бежать домой, к настоящей семье. Новоиспеченный отец не отличался внимание и любовью, а может быть просто разочарован тем, что когда Марка отмыли и накормили, то встал вопрос "а был ли мальчик?". Его, конечно, представили сестре, но ее красоты он страшно боялся и никогда больше с ней незаговаривал. Золотая клетка оказалась куда меньше, чем он предполагал.

Обмундирование, оружие, артефакты Править

Кожаный камзол, штаны из темной мягкой лоскутной кожи и кожаные же сапоги и перчатки. На груди золотой медальон в виде орла - подарок короля. Из головных уборов более всего предпочитает охотничью шляпу с фазаньим пером. Стальной кинжал - единственное оружие, которые всегда с Маркусом.

Способности Править

боевые навыки

Владеет луком и арбалетом, неплохо управляется с легкими клинками.

таланты

Умеет читать и писать, играет на лютне и флейте. Способен уговорить на что угодно даже незнакомца, а если дело пойдет не так, то и пустить слезу в нужный момент. Обучен верховой езде.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.