ФЭНДОМ


Зигфрид I Сильный ( правил 23 года с 1140) – брат Германна II. Пока Германн воевал в чужих землях, управлял страной. О своем восшествии на престол был уведомлен письмом принявшего командование армией в Томраде князя Матвея Ринкерна. Приказал тому вступить в переговоры с королем Гуго, дабы прекратить бесполезную резню, и сам начертал текст достаточно хитро составленного соглашения – на пятнадцать лет неприятели прекращают всякие боевые действия, но заключением мира это не считают. Король Томрада Робер I, чьи войска были также обескровлены, согласился на это – что привело к восстановлению статус-кво.

Немедленно после этого Зигфрид принялся за устранение тех ужасающих бедствий, которые многолетняя неумная война Германна, нещадно пожиравшая золото и людей, навлекла на страну.

В лесах расплодились даже не шайки, а целые разбойничьи братства, которые возглавлялись беглыми солдатами, разорившимся торговцами и даже обнищавшими рыцарями. Они насколько распоясались, что занимали и грабили целые города, нападали на коронные владения и облагали крестьянские селения оброком.

Немногим лучше было поведение многих баронов и рыцарей. Они совсем уж забыли о королевских указах, вовсю нападали друг на друга, отнимая угодья, золото и даже жен. Многие самовольно захватывали владения и строили на них незаконные замки, не платили податей, отказывались повиноваться распоряжением фогтов и наместников.

Вернувшиеся из Томрада воины принесли с собой новые болезни – в частности, начавшую стремительно распространяться черную гниль. Заболевшие ею люди в течении недели покрывались страшным темными наростами и язвами, и буквально изрыгали собственные внутренности. Жуткая хворь опустошала целые местности, люди из них бежали в другие области страны – неся за собой смертоносную заразу.

Но в столь проклятое время на троне Арадона оказался подходящий человек – крайне методичный, непоколебимый, волевой, и в случае необходимости беспристрастно жестокий.

Он под страхом смерти призвал на коронную службу всех лекарей в стране, и создал при крупнейших аббатствах больницы и карантины. Те же области, которые были заражены безвозвратно, он отгородил от прочей страны кордонами. На границах с ними были расставлены отряды лучников, которые безжалостно расстреливали всех пытавшихся прорваться оттуда. Cерия небольших походов помогла уничтожить наиболее большие дружины «вольных ребят», а с мелкими справились посредством ополчения городов и дворянства – король за помощь в борьбе с преступностью даровал освобождения от некоторых податей, и другие привилегии. Кроме того, государь разрушил более шестидесяти самовластно воздвигнутых крепостей, и созвал для суда над нарушившими его указы феодалами особое высокое совещание, на котором председательствовал лично. Некоторые буйные аристократы лишились голов, другие ограничились крупными штрафами или заключением в темнице.

В силу всей этой тягостной борьбы за целостность государства даже такое потрясшее весь католический мир событие, как захват Робером Томрадским Анжи и Божески (господарь Эдвард был вынужден бежать в Тарми) в 1160 году, не заставило короля вмешаться во внешние свары. Он смог лишь с горечью заметить, что «рано или поздно Господь отделит козлищ от агнцев, и покарает этих порождений Молоха и Ваала, вложив свой наказующий меч в руки земного правителя» . Тремя годами спустя Зигфрид скончался, не оставив наследников мужского пола.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.