ФЭНДОМ


Абигейль Фе Лен-Корф
Abigeyl Fe Len-Korf

Забывая прошлое, не получишь будущего.

особа королевских кровей.
 
Образование: частично домашнее, самообразование.
Раса: Человек
Национальность: арадонка
Рождение: 11 сентября 1286(1286-09-11) (733 года)
Место рождения: Рыбацкая деревушка
Отец: Густавио (отчим)
Мать: Гренко

Абигейль Фе Лен-Корф - троюродная сестра принцессы Арадонской.

ВнешностьПравить

Заключившая в себе море злобы и отчаяния, девочка выглядит поистине удивительно — вместо маленького хрупкого дитя с вьющимися белоснежными локонами перед взором предстает худощавая девушка с усталым видом.

Длинные иссиня-черные волосы прямыми «струями» сочатся вниз, до лопаток. Их тусклый блеск даже на самом палящем июльском солнце едва дотягивает до каштанового, сохраняя холод. Абигейль не любит соблюдать бессмысленные манеры этики, а потому в большинстве случаев волосы попросту забраны незамысловатой заколкой или же свободно развиваются под на порами прохладного ветерка.

Бледный оттенок кожи, почти мертвый, создает впечатление фарфорового человечка. И действительно, всем своим красиво-отталкивающим видом Аби напоминает живую куклу, в которую поместили забавный механизм с крупинкой знаний. По цвету девушка граничит с безумием — черные волосы, белоснежная кожа...Это ведьма, как говорят прохожие, когда видят запоминающийся силуэт девушки.

Для своих четырнадцати лет Абейль выглядит на шестнадцать. Тонкое отточенное личико обычно проникнуто гримасой безразличия и некоторой сонливостью. Небольшие глаза с едва проглядываемой радужкой цвета фисташки делает иллюзию стекла — будто дева смотрит не на вас, а сквозь, стараясь увидеть все мысли, что проронит незамысловатый человеческий ум. Под глазами обычно едва видны небольшие синяки, вызванные не то долгими болезнями, не то банальным недосыпанием. Очень длинные ресницы еда ощутимыми иголочками оберегают очи от неизведанной опасности. Вообще взгляд данного ребенка, по словам простолюдинов, способны гипнотизировать.

Кукольные губы, не столько широкие сколько пухлые, имеют кремовый цвет. Нижняя губа немного пухлее верхней, но такая асимметрия лишь приукрашивает общий вид болезненного личика. Маленький, чуть вздернутый нос, присущий марионеткам, украшает и без того нереалистичную форму лица. Аби имеет весьма осунувшиеся очертания лика.

Что касается тела, то она сформированная женщина с округлой талией и ощутимой грудью. Тон кожи от шеи до пят немного темнее лица, однако не менее бледен. Тонкая лебединая шейка плавно переходит в узкие плечи. На предплечьях виднеются костяшки, это из-за болезненного состояния организма, которое сопровождает девушку почти всю жизнь. Руки длинные, худые. Пальцы очень музыкальны. Обычно ногти на них аккуратно сточены по манере «кошачьей свободы». Стан весьма хрупок, виднеются белые ребра, на общем фоне фарфора выделяющиеся особо сильно.

Грудь первого размера. Не то, что бы она не была видна, однако и большой вряд ли назовешь... Что ж, для ребенка это очень даже похвально. На грудной клетке так же проступают кости, оттого девушка носит закрытые строгие наряды.

Бедра симметричны плечам, отчего создается впечатления конструкции «песочных часов». Это не самый успешный тип женщин, однако смотрится очень аккуратно. Ягодицы, как таковые, почти отсутствуют. Ноги длинные и очень худые. Нельзя сказать, что идут они иксом, однако из-за нехватки жировой прослойки зрелище не самое притягивающее.

БиографияПравить

Тайна, овеянная мраком. То, что не может помнить сама Абигейль, сейчас комом всплывет наружу и поведает всем о судьбе, проклятой временем.
Порою бывает странно, что в начале августа вместо положенного солнца весь день капает неприятный дождь. Улыбки на лицах становятся тусклее, в сердцах зарождаетя сомнение...Но не в этот день. Ни смотря на непогоду, развалившись на псарне женщина средних лет из последних сил тужилась, исторгая из себя новую, неповторимую ранее никем жизнь. Для Гренко это дитя было уже восьмым, а потому желанным точно не считалось. Молва поговаривала «Эта кухарка уже пол королевства обошла! От кого же этот ребенок будет?!» И действительно, даже сам муж Гренко сомневался в верности своей пассии, а потому обратился к двоюродному брату с весьма заманчивой просьбой. -Давай так, Густавио. - лукаво причитал матерый мужик, попивая разводной Эль в задрипанной таверне. : У меня жена опять родила. Еды на всех не хватит, да и странный приплод какой-то...В смысле, кх кх.. Девочка. У нас семеро парней, а тут раз и девочка!
-Так что ты хотел, брат? - не понимая спросил маленький мужичок с большими смешными усами: Сбагрить мне её решил? Неее! Не пойдет. У меня...как его...бизнес-с. Постоянно перегоняем караваны из городка в городок. Она не выживет.
-Да дырку над тобою в небе, брат! Выживет! Честно говоря... - придвинувшись поближе к усатому, мужик немного сменил тон голоса, сопоставляя его с шепотом: У меня Гренко её даже кормить не хотела день. Оставила на псарне и ушла. Потом приходит, а она лежит, орееет!
-Да что ж ты?! - возмутился усач, вытирая со лба проступивший пот: Погубить решил! Ох, душегуууб!
Отмахнувшись, мужчина отхлебнул еще немного пойла и продолжил: -Густавио, ты лучше её возьми. Мы ж ей житья не дадим. Да и милая она, кстати...Я бы оставил конечно, но ты представь, то с ней могут наши охламоны натворить. На тебя, брат, одна надежда. К тому же ты одинок, да и жены нет. Ну так что? -Эх-х...Завтра отходим. Принеси мне её на рассвете. А вместе с ней флягу с коровьим молоком.
-А молоко-то тебе зачем? - удивленно пробормотал крестьянин.
Торговец загадочно улыбнулся:
-Кормить её буду.
И действительно, на следующий день караван, выходящий из маленькой деревеньки пополнился одной крохотной душой — это был хрупкий ребенок с необычными через чур светлыми глазами и бледной кожей. Остальные участники торгового похода сулили малышке смерть, но Густавио, будучи человеком крайне добрым, не отходил от девочки ни на шаг. Со временем ребенок креп. Волосы, которые имели темный шоколадный оттенок при рождении, медленно начинали чернеть, и этот факт вызывал множество интересных споров среди торговцев.
В два года девочка умела ходить и скудно знала родной язык. Густавио не мог нарадоваться и такому счастью, а потому дал весьма необычное имя своему «чаду» - Абигейль. «Ты будешь счастливой...» - мечтательно шептал маленький усатый дядя на ушко засыпающей малышке. Странность была в том, что в два года девочка успела обзавестись множеством поклонников в лицах друзей её приемного отца. Ведь не смотря на совсем не сформированное личико все черты в Аби напоминали аристократа — маленький вздернутый на кончике носик, пухлые губки, глаза, искрящиеся разумом. Так уж вышло, что Густавио начал водить партнерство с немногочисленными паломниками, писавшими книги для высшей знати. Бизнес был не прибыльным, однако окупался уважением со стороны Герцогов и других дворян. Забирая стопку книг из одного городка, караван перевозил их до места назначения, а в периоды перевозок Густавио всячески пытался научить Аби хоть какому-то навыку письма.
-Что это такое? - улыбчиво спрашивал Густавио, украдкой поглядывая на темноволосое дитя у него на коленях.
-Зайчик? - едва выговаривала Абейль, которой на тот момент было уже четыре.
-Правильно. А как оно пишется?
-...
Конечно, девочка никогда не смогла надеяться на что-то, что причислило её к знати. В обществе она не появлялась, среди торговцев выглядела чуждо, ведь незамысловатый говор с её мягким голоском никак не вязался...А что да будущего — Абигейль и вовсе понятия не имела, что это такое. Находясь на попечении своего горячо любимого отца (так девочка называла Густавио, ведь настоящих родителей она не помнила) малышка проводила все свое свободное время распевая забавные песенки или рисуя причудливые узоры на песке возле речных пляжей(караваны обычно останавливались возле какой — либо деревушки, а по тем временам во многих селах преобладало рыболовство). Такое увлечение немного беспокоило старого усача, ведь проходящий мимо народ мог принять деву за ведьму. Но наказаний как таковых Аби никогда не получала, будучи весьма понятливой и рассудительной девочкой. Её минус был в замкнутости — находясь долгое время возле своего дядюшки и его друзей, она никогда не могла желать о встрече с кем-то новым, незнакомым. А потому внутри маленького сердечка устоялся принцип, что кроме окружающих меня людей никого не существует. Казалось бы, на этом биография и закончилась бы, но...Вынуждены Вас огорчить, самое интересное идет впереди. В семь лет Абигейль стала жертвой. Конечно, автор немного приукрашивает реальность - в тот вечер пострадали все, но для сравнения взяв семилетнюю девочку и сорокалетнего мужчину можно судить о том, что в тот момент она была на краю реальности. Это случилось внезапно — старый караван неспешно пробивал себе путь через проверенную ранее тропку, смоляные лампы тускло отсвечивали среди невидимой дымки, лес, казалось бы, погрузился в сладкую дремоту...Шум. Скрип. Гам. Возгласы... Все смешалось. Задремавшая на деревянной лавке возчика, Абигейль была разбужена странным ощущением ужаса, которым был пропитан воздух. Через расплывчатые очертания можно было заметить знакомые фигуры её отца и еще нескольких торговцев. Напротив них, закутанные во что-то черное стояли нелюди. В маленьком сердечке поселился страх, по щекам по струились кристальные слезинки. Через тихие всхлипы девочка слышала невнятное бормотание, доносящееся со стороны отчима.
-Что вам нужно? - недоверчиво спрашивал усатый, стараясь достать что-то из-за пазухи.
-Вы задолжали. Вы обещали нам три мешка риса взамен на книги. Где наша еда? - чей-то старый хриплый голос прорезал детское сердце тысячей иголок.
-Им не понравились книги. Они сказали, что не станут платить за эту ересь.
Пожалуйста, дайте нам проехать. - с этими словами мужчина двинулся к повозке... -Стой, смертный! Ты что, не знаешь как сильно ведьмы могут злиться?! - эти слова заставили усатого в тот же миг остановится.
-Но что я могу сделать? Мне отказались отдавать рис. Я сам жертва случая.
-Отдай нам то, что послужит заменой. - требовал голос все тем же дьявольским шепотом. Не выдержав, Аби залилась истерикой. По белоснежным щечкам ручьем лились слезинки, а истошные всхлипывания были сравнимы с умирающим животным.
-Ха! - насмешка в незнакомом голосе оказалась роковой: Отдай нам ЕЁ!
-Нет! - взмолился Густавио, подлетая к девочке: Она моя дочь! Я не могу вам её отдать! Умоляю!
-Ты будешь проклят. Вы все будете прокляты, если не подчинитесь.
Что-то теплое, по-детски наивное капнуло на шею. Понимая, что обнимающий её Густавио был единственным, кто мог пожалеть и выслушать, девочка залилась в новом приступе слез. Было настолько больно и страшно, что детская психика не выдержала — внезапно перестав плакать, малышка попросту отключилась. Ей снился маленький пруд с мутной водой. Она стояла возле него и плакала. Каждая капелька, упавшая в пруд, отражалась кругами на водной глади. Казалось, словно ничто уже не сможет помешать такому беспечному спокойствию и холодку...Нет. Внезапно водяная гладь исказилась в агонии, изрыгая из себя неизвестное чудовище. Пожирая глазами маленькое детское тельце, монстр прошептал:
-Просыпайся.
Очнувшись, девочка поняла, что связана. Она лежала на соломе, возле костра и беспомощно пыталась оглядеться по сторонам. Опухшее личико искривила гримаса боли и смирения — теперь она в плену. Теперь она никому не нужна... Неизвестные шаги заставили Аби выйти из нирваны, а потому глазки машинально скользнули в сторону хозяина звуков — перед ней стояла старая женщина с рыжими волосами. Надменная улыбка на её лице порождала за собой множественные складки, расходящиеся по щекам и вокруг глаз:
-Ну что, проснулась, девчонка? Теперь будешь нашей ученицей. И хоть раз, хоть раз... - быстро достав иголку из под черного подола, женщина провелась ей по детской шейке: Ты попробуешь сбежать...Мы найдем тебя и съедим!
От подобных угроз любой ребенок испугался бы, а потому по бледной щечке вновь про скользила блестящая капля. Сзади неё послышался еще один шорох. Как выяснилось позже, то была самая старая колдунья из всего выводка. Её звали Эзергиль. Улыбнувшись, она ласково прошептала:
-Грольда, ну зачем ты так пугаешь дитя? Она же нам живой нужна, не так ли? Итак малышка, слушай меня. Каждый день ты будешь учиться читать, писать и колдовать. Не думай, что на этом перечень твоих забот закончится. Тебе так же придется убирать за нами, готовить и стирать. Если не готова к такому, сразу скажи — и мы просто избавимся от тебя. Что скажешь?
-...
Не выдержав, старая колдунья схватила девочку за волосы и повторила свой вопрос еще более ласково.
-Да...Я согласна... - через всхлипывания, пробормотала малышка, чувствуя внезапную усталость, накатывающую на неё непобедимой мощью.
Так начался персональный ад Абигейль. Просыпаясь задолго до рассвета, девочка шла в лес по грибы и ягоды, после чего тщательно убирала всю территорию ведьминого логова. К тому моменту, как рутинная работа была закончена, петухи едва успевали пропеть первые комплименты восходящему солнцу. Как раз ровно с этими песнями и вставали остальные колдуньи. Начиналось учение — несколько часов девочка читала старые книги, а если что-то не выходило — острая игра впивалась в ноги и руки, вызывая адскую боль. Наверное, это послужило ускоренному восприятию информации, передаваемой Аби через потертые книжные страницы. Вскоре девочка читала без запинки, а её любовь к книгам не знала предела. Ох, что-то автор отвлекся. После чтения её так же учили писать. С этим было больше проблем, но от боли и на луну забраться можно. Остальное время ведьмы тратили, что бы всячески перевести Абейль на сторону лукавого — они смешивали её кровь и отдавали костру, читали древние заклинания и попросту проводили обряды причащения. К их огромнейшему разочарованию, девочка никак не хотела тать частью темного мира.
Годы шли. Учения продолжались, но теперь, понимая, что их силы будет недостаточно для причащения Абигейль к сатане, ведьмы решили проклясть ребенка. «Это будет чудесно! Мы отдадим ей свое зло, а потом она попросту станет величайшей!» - слышались по ночам довольные возгласы старых обезумевших женщин.
Так и случилось. Когда девочке исполнилось 14 была ночь полнолуния. Связав её по рукам и ногам, ведьмы начали древний ритуал, который стал для них роковым. Собрав все свои силы и зло воедино, они направили бурлящий поток в юное тело девушки, но не смогли остановить его выход. Принимая зло на себя, Аби, хоть и неосознанно, высосала из них всю жизнь. Что же случилось с ней дальше?
Она лежала на холодной земле связанная около двух дней. За это время ни одна мышца на её теле не потребовала ни еды, ни воды. Как будто девочка впала в летаргический сон, а рядом с ней никто не смог находиться слишком долго. За эти два дня тело полностью преобразовалось — детские черты удлинились, осунулись, стали женственными. Волосы выросли на несколько сантиметров. Сам рост от ста шестидесяти вытянулся до ста шестидесяти восьми. Сильно исхудав, малышка попросту выскользнула из связывающих её оков и долгое время сидела без единого звука, пытаясь вспомнить, что с ней произошло. Часть воспоминаний вернулась, но часть была утеряна. Не понимая, кто она, Абигейль несколько месяцев скиталась по лесу абсолютно голая, кушая различные ягоды и травы. Ночлегом для неё была трава, надежно укрывающая от врагов или же пробоины в деревьях. Казалось бы, жизнь девочки была предрешена, но... её нашла принцесса. Когда абсолютно опустошенное дитя еле волочилось по объезженной тропке, она попалась на глаза Эльдене. Что-то сразу же привлекло двух девушек. От Эльдены шла теплая, детская энергия. В свою очередь Аби разительно отличалась составной — что-то очень мощное, злое хранилось в маленькой душе. В любом случае, два этих фактора намертво связали девушек. Забрав малышку в замок, Эльдена нарекла её свое троюродной сестрой, тем самым закрепив их «узы».
Сейчас девушка живет в замке, старательно избегая излишнего общения с придворными. Дальше чем за пределы каменного моста она не выходит.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.